Джереми Реннер: «Я уничтожу любое препятствие, которое встанет между мной и дочерью»



В последние годы без участия этого артиста не обходится ни одна крупнобюджетная героическая киноэпопея. Карьера Джереми Реннера, коему в начале января исполнилось 45 лет, уверенно движется в гору, но он готов отречься от самых лучших проектов ради блондинки… двух лет от роду.

Джереми Реннер  | Фото Actionpress/ТАСС

Папа — наилучшая роль
Ноябрь 2015 года. Маневрировать в плотной толпе гостей Диснейленда в Анахайме (Калифорния) с прогулочной коляской Авы оказалось навсегда не так просто, как предполагал Джереми. Он впервые вывез дочь в столь людное место. Родные говорили ему, что Ава еще чересчур мала для Диснейленда; тем не менее Джереми захотелось внести в ее жизнь какое-то новое, пусть и не до конца осознаваемое впечатление. Малышка ещё не доросла до аттракционов, но уже воспринимала яркие краски и веселую музыку, познавала некоторых мультяшных персонажей и с любопытством разглядывала других детей: покуда для ощущения праздника ей этого было достаточно.
Сам Джереми радовался всякой минуте, проведенной рядом с дочерью, как Рождеству, помноженному на день рождения. Впрочем его родительский энтузиазм стал внушать большое беспокойство голливудским продюсерам: с появлением Авы безотказный ранее актер начал увиливать даже от самых соблазнительных проектов, в случае если они предполагали долгие съемки или дальние поездки. «Рождение дочери подкосило мою карьеру, — признается Реннер. — Ранее я думал, что люблю ремесло, которым занимаюсь. Но оказалось, что Аву я люблю гораздо больше. Эта девочка — лучшее, что я когда-или сделал. Мне нужно видеть ее каждый день, желательно с утра до вечера. В случае если этого не происходит, на меня наваливается страшная зеленая тоска. Я постоянно прилетаю к дочке со съемок, где бы они ни проходили, — пусть даже на несколько часов. Вся любовь, на которую я способен, отныне принадлежит малой принцессе. Я испытываю потрясающие, невероятные эмоции, особенно если принимать во внимание, что для создания чуда, перевернувшего мою жизнь, потребовалось только заняться сексом!»
Непременной ложкой дегтя в бочке меда для Джереми была необходимость встречаться с соавтором чуда — канадской моделью Сонни Пачеко — каждый раз, когда ему хотелось повидать Аву. В последствии всего сказанного и сделанного в процессе развода (который тянулся продолжительнее, чем их десятимесячный брак) бывшим супругам, мягко говоря, стало неприятно находиться в обществе друг друга. К тому же Сонни подозревала, что единодушие Джереми на совместную опеку — лишь тактический маневр, метод выиграть время, необходимое на подготовку к главному рывку: Реннер собирался отстаивать право на единоличное воспитание дочери. «Кому-то может показаться, что дебютировать в роли отца в 43 года поздно. Но у нас в семье это принято, — произносит Джереми. — Например, младший сын моего папаши родился не так давно— на той же неделе, что
и Ава. Как словно па решил подстраховать детей и начал сам делать «внуков»… Всего нас у моих разведенных родителей семеро на двоих. Я старший, с 12 лет умею изменять подгузники. Так что я не из тех мужчин, которых пугают небольшие дети».
Разумеется, Джереми не хотел прослыть злодеем, отбирающим деток у беспомощных женщин. Но у него также имелись причины не доверять Сонни. По мнению актера, если в свое время она разделила с ним постель только из-за его статуса — а следовательно, по­пулярности, богатства и престижа, — то что могло помешать ей превратить их общего ребенка в инструмент для вытягивания денег?

— Я не из тех мужчин, коих пугают маленькие дети. С Сонни Пачеко и дочерью Авой Берлин. Фото: Legion Media
Косметический починка
Джереми познакомился с Сонни Пачеко в 2010 году на съемках фильма «Задача невыполнима: Протокол Фантом». Он был звездой, она заменяла одну из актрис в сценах, где героиня стоит спиной или же маячит на заднем фоне. Он готовился отпраздновать 40-летие, ей ещё не исполнилось 20. Голливуд видел великое множество подобных интрижек, потому никто не питал иллюзий насчет глубины чувств и серьезности намерений этой парочки. «В молодости у меня был долгий роман, который длился пять с половиной лет, — вспоминает Реннер. — Но затем мне пришлось пожертвовать личной жизнью ради актерской карьеры. Вначале я просто не мог позволить себе постоянную подругу, потому что в моих первых лос-анджелесских квартирах иногда даже не было электричества. Разок-другой можно выдать вечер при свечах за романтику, но как я мог предлагать девушкам разделить со мной бедность и неудобства на постоянной основе?! А когда я закрепился в кино и получил право избирать роли, которые мне интересны, то понял, что теперь девушки для меня всегда будут на втором месте».
Привлекательный артист в самом расцвете сил без сколько-нибудь заметной собственной жизни буквально напрашивался на подозрение в нетрадиционной сексуальной ориентации. К тому же журналисты выяснили, что он делит жилище с мужчиной — актером Кристофером Уинтерсом. Пришлось давать разъяснения в духе «это не то, что вы подумали». «Мы с Крисом познакомились в 2003 году, когда я искал компань­она для покупки дома, — рассказывает Джереми. — Надо было срочно съехать из старой квартиры в менее доступное место, оттого что первые успехи в кино принесли с собой первых ненормальных почитателей. Одна девица прокусила мне руку, а пожилой мужчина сначала преследовал, предлагая дружбу, в последствии чего украл моего кота. Но платили мне все ещё скромно, поэтому мы взяли кредиты и купили дом на двоих».
Даже вдвоем компаньоны наскребли только на давно покинутую развалюху. Пыльная избушка в ближнем пригороде Лос-Анджелеса обошлась им в $659 тыс. Опровергнув известное мнение, что представители творческих профессий в массе своей бесполезны в быту, Крис и Джереми практически без посторонней помощи сделали такой шикарный ремонт, что вскоре сумели продать дом за $900 тыс. «Эта сделка принесла нам более денег, чем мы заработали за всю предыдущую жизнь, — признается Джереми. — Но мы опять оказались на улице. Отыскали еще один старый дом в плохом состоянии, переехали, взялись за починка. Когда закончили, история повторилась». С тех пор приятели отреставрировали и модернизировали, а после этого прибыльно продали возле 20 особняков. «Мы не думали об этом как о бизнесе, — произносит актер. — Честно влюблялись в каждый дом, который приобретали, говорили себе, что останемся в нем навсегда. Наверное, мы оба элементарно получали удовольствие от поиска подходящей недвижимости, от копания в старых вещах, оставшихся от прежних жильцов, и от рассуждений о том, как вернуть дом к жизни, не лишив его истории и индивидуальности».
Впрочем таблоиды продолжали настаивать на том, что Реннер и Уинтерс — более чем просто друзья и деловые партнеры. «В жизни Джереми быстрее напоминает маменькиного сынка, чем крутого парня, — поведал кто-то из ближнего круга актера. — Он любит петь, танцевать, интересуется дизайном интерьеров и косметикой». На это Джереми ответил, что любовь к музыке и дизайну никоим образом не связана с его сексуальной ориентацией, а вот косметика — подлинно нетипичное увлечение, но ему требуется подводить небольшие от природы глаза перед выходом на публику, оттого что иначе он будет выглядеть на снимках невзрачно. «В молодости я работал визажистом в салоне красоты, — заявлял актер. — По мне, делать женщинам профессиональный макияж увлекательнее, чем обслуживать столики в ресторане. Я даже думал, что вернусь к этой работе, в случае если с кино не выгорит».

Детская неожиданность
Появление на людях с красоткой Сонни Пачеко могло бы раз и навсегда доказать гетеросексуальность Реннера, но он не придавал этой связи большущего значения, а потому не афишировал ее. Разговаривая с журналистами осенью 2011 года, он не упомянул о наличии подруги, но несмотря на все вышесказанное признался в любви к своему французскому бульдогу Франклину. «За прошедшие годы мне повезло вблизи узнать нескольких барышень, но я не смог пустить никого в свою жизнь далее определенного порога, — сказал Реннер. — Это чересчур трудно. С другой стороны, я чувствую, что даже самые яркие впечатления и ощущения меркнут, оттого что мне не с кем их разделить. Мне бывало очень одиноко, отчаянно не хватало живого существа вблизи. Я не знал, как все это уравновесить, пока не завел собаку».
К лету 2012 года Джереми бесповоротно убедился в том, что собаки намного лучше женщин, и расстался с Сонни. Мисс Пачеко обязана была исчезнуть из жизни актера, не оставив следа ни в сердце, ни в памяти. Но через некоторое количество недель она сообщила Джереми, что беременна.
Реннер сделал все, что обязан был сделать на его месте честный человек. Он перевез Сонни с вещами в очередной дом, который делил с Крисом, и окружил ее заботой, завязал с ночной жизнью, пьянками и гулянками. «До такого как Джереми узнал, что станет отцом, он практически потерял контроль, — вспоминают друзья актера. — Напивался до бесчувствия, время от времени ввязывался в драки, делал глупости». Реннер признавался, что порой ему хочется просто отключиться и ни о чем не думать. «В случае если я вдруг решу пойти в бар, нарезаться и показать голую попу бармену, это мое дело, — разъяснял актер. — Я совершеннолетний и имею право в свободное время расслабиться, как считаю нужным».
Дочка, коию родители назвали Ава Берлин, появилась на свет в марте 2013 года. «Она завладела мной с первой секунды, — признается Джереми. — Как только я услышал ее первый вдох и крохотная ручонка рефлекторно схватила меня за палец, я решил сделать все возможное, дабы в день, когда я вдохну в последний раз, она тоже держала меня за руку. Я допускаю, что создам ей трудности при поиске ­мужа. Ава превратила меня из трудоголика в домоседа, который более всего на свете любит плюхнуться в кресло и смотреть, как небольшая девочка в пижаме играет на ковре».

— Даже самые яркие впечатления меркнут, когда их не с кем поделить. Мне бывало очень одиноко, отчаянно не хватало живого существа вблизи— до тех пор, пока я не завел собаку. Фото: PA Photos/ТАСС
Бой за Берлин
В стремлении создать для Авы полноценную семью Джереми зашел так вдали, что даже женился на ее матери. А десять месяцев спустя Сонни подала в суд заявление о разводе. Она обвинила артиста в мошенничестве: якобы он настоял на браке только для того, дабы помешать ей увезти Аву в Канаду. Посочувствовать несчастной даме, утверждавшей, что после церемонии Джереми первым делом отобрал у нее паспорт, препятствовало одно существенное юридическое обстоятельство, которое она пыталась обойти. Джереми настоял на брачном контракте, где ясно прописал, что в случае развода не обязан выплачивать ни цента на содержание бывшей супруги. Но по закону договор может быть признан недействительным, если одному из супругов удастся доказать, что он стал жертвой брачной аферы.
Потянулись длинные месяцы судебного разбирательства. «Я почти не спал, — пожаловался Джереми. — Стал опаздывать на работу, потому что проводил чертову кучу времени на слушаниях. Но я сразу произнес, что уничтожу любое препятствие, которое встанет между мной и дочерью».
Постановляющую роль в деле сыграли показания Криса Уинтерса. По его словам, в домашних спорах Сонни многократно признавала, что вышла за Джереми ради денег и грин-карты, дающей право работать в США. Еще она угрожала продать таблоидам компрометирующее актера видео, в случае если он будет ругаться с ней или ограничивать ее в средствах. Сообразно показаниям Криса, Сонни быстро перестала кормить Аву грудью, оттого что соскучилась по алкоголю и кокаину, а однажды бросила дочь дома одну, дабы сходить на вечеринку. После этого суд решил оставить супружеский контракт в силе, в том числе пункт, запрещающий родителям девочки обижать или унижать друг друга в ее присутствии. Джереми обязался платить $13 тыс. в месяц на нужды Авы и покрывать расходы, связанные с ее медицинским сервисом.

— Дочка превратила меня из трудоголика в домоседа. С дочерью Авой Берлин. Фото: instagram.com
В случае если бы Крис знал, чем отплатит ему Реннер, он вряд ли несомненно помог бы ему вы­играть суд. Джереми, который много лет защищал их дружбу перед журналистами, внезапно решил, что более не желает «очернять» свою репутацию. «Произошел нешуточный мужской разговор, — утверждают их друзья. — Джереми произнес, что не хочет давать Сонни лишние козыри или растить ребенка с неправильными представлениями о семье. И все контакты между ним и Крисом прервались. Реннер был готов рисковать из-за лучшего друга карьерой, впрочем пожертвовал им ради Авы. Он сумасшедший отец, который сделает для своей девочки все что угодно».

Джереми Ли Реннер
Родился: 7 января 1971 года в городе Модесто (USA)
Семья: дочь — Ава Берлин (2 года) от брака с моделью Сонни Пачеко
Воспитание: изучал криминалистику и психологию в Modesto Junior College. Отчислился, дабы учиться в American Conservatory Theatre в Сан-Франциско
Карьера: дебютировал на экране в картине «Большущее путешествие» в 1995 году. Снялся более чем в 40 фильмах и сериалах, между которых: «Северная страна», «Задача невыполнима: Протокол Фантом», «Миссия невыполнима: Племя изгоев», «Мстители», «Эволюция Борна», «Охотники на ведьм», «Афера по-американски». Номинант на премию «Оскар» за ленты «Город воров» и «Царь бури»
Иcточник: http://www.tele.ru/stars/star-story/dzheremi-renner-ya-unichtozhu-lyuboe-prepyatstvie-kotoroe-vstanet-mezhdu-mnoy-i-docheryu/
Запись Джереми Реннер: «Я уничтожу любое препятствие, которое встанет между мной и дочерью» впервые появилась Солиночка — женский журнал: красота, мода, стиль, здоровье..

Рубрика: Женщинам

12.02.16